СПИСОК ПЕРСОНАЖЕЙ
Оюдо
Раса: Голем плоти.
Возраст: 46
Пол: Мужской
Место обитания: Окраины владений Посвященных, иногда Ротарий.
Источник: —″—
Придуман: Ноябрь 2008
Рост: 287 см, в холке 212 cм
Вес: 1920 кг
Примечания: После длительного периода затишья, вновь появился и возобновил свои атаки.
Оригинальный персонаж.

Оюдо, ударение на первый слог. Этот голем вполне может быть отнесён к разряду тех творений, которые становятся фатальными для своего творца. Он задумывался как марионетка, опасная для врагов и лёгкая в управлении, а в итоге оказался просто опасным – для всех без исключения, и без всякого управления вообще.

Желающий упрочить свои позиции мастер перевоплощений Налун был не прочь избавиться от соседства с мастером мистики по имени Кзема, но не испытывал совершенно никакого желания делать это лично – слишком велика была вероятность замарать репутацию. Вдобавок, он бы просто не решился на риск, сдерживаемый хладнокровием, расчетливостью и беспринципностью. Против умений Кземы нужно было грубое живое оружие, яростное и невосприимчивое к ментальным атакам. Тем не менее, несмотря на иммунитет к психическому внушению, это существо следовало каким-то хитрым образом запрограммировать на ненависть к мастеру мистики. Но как это сделать?

Налун решил найти ключ в самом материале для будущего голема-палача. И такой материал у него имелся. Кзема уже давно находился под пристальным наблюдением Налуна, не остался без внимания и факт расправы мастера мистики над одним из врагов – агрессивным, но не самым могущественным из мастеров сражения. Убийство было свершено почти десять лет назад, от вояки ничего не осталось ещё в момент расправы, зато Налун припас весьма полезный трофей – останки его боевого коня Ойдо, подобранные с места сражения и бережно сохраненные. Ойдо был вредной, злопамятной, но поразительно сильной и выносливой лошадью. Пав вместе со своим хозяином, взбешенное животное запомнило образ Кземы как своего убийцы и врага, причиняющего боль.

В процессе превращения останков коня Ойдо в голема Оюдо, Налун причудливым образом соединил неупокоенную конскую душу с душой боевого пса и холодными искорками, некогда тлевшими в примитивном подобии сознания морской акулы. Эта хитроумная, но весьма крепкая связка оказалась практически неуязвимой для любого ментального внушения и магического воздействия. Три составляющих уравновешивали и крепко связывали друг друга. Стойкость Оюдо к заклятьям оказалась практически нерушимой, но заложенный ещё до смерти образ его убийцы стал той ниточкой, за которую можно было голема направлять. Получилось жуткое, жестокое, неудержимо сильное создание, находящееся в состоянии непрекращающегося безумия и бешенства.

События развивались скоротечно – Оюдо быстро учуял и разыскал Кзему. Когда мастер мистики понял, что управляемые им тонкие струны не оказывают на голема совершенно никакого влияния - Оюдо был уже в финальной фазе своего прыжка. Кземе оставалось лишь ощутить, как двухтонный чудо-зверь сминает, крошит и топчет крепкими копытами его хрупкое скелетное тело.

Обратив в прах также всех помощников, ученика, ученицу, сестру и архивариуса Кземы, Оюдо метнулся к последней, гораздо более способной к грубому физическому сопротивлению, но вполне преодолимой цели – полуторатонному телохранителю Кземы Бариполу. Последний продержался дольше остальных, но был повален наземь и смят. Барипол не был примитивным “мясником”, его обязанности телохранителя требовали значительных навыков внушения и чтения по глазам. Например, он мог уловить те образы и мысли, которые лежали на поверхности сознания живых существ – как например намерение напасть на его господина. В последние секунды, пока у него ещё хватало сил удержать Оюдо, он смекнул как можно отомстить. Он не мог внушить что-либо Оюдо, но он смог внушить это самому себе – ложное знание: “Создатель этого голема – и есть мастер самого Кземы”. И заглянул голему в глаза. Наконец, Оюдо смял грудную клетку своей жертвы и без промедления рванул в том направлении, откуда пришёл – к своему создателю. Ведь он был “мастером Кземы”, а значит ответственен за всё.

Налун никак не ожидал возвращения Оюдо, и не имел возможности подготовиться, однако ж, сумел моментально оценить ситуацию и понять намерения голема. Преобразовать самого себя, чтобы лучше сражаться физически? Но ведь нити магии перевоплощений были столь непослушными, а иллюзии, призванные отвлечь противника и выиграть драгоценные секунды на их распутывание – не действовали на Оюдо…

Налуну пришлось вступить в рукопашную схватку, орудуя посохом. Размеры трёхтонного мастера перевоплощений были впечатляющими, но он не был бойцом, а потому атаки Оюдо раз за разом становились всё успешнее. Максимум что удалось – подпортить бешеному жеребцу шкуру несколькими дротиками, яд которых оказался бесполезным. Наконец, Налун был сброшен в глубокий колодец посреди главного зала своей резиденции – тот самый колодец, в котором он содержал големов в процессе их создания. Оюдо камнем бросился на дно, нанеся удар копытами как раз в ту секунду, когда Налун попытался воспользоваться моментом и разделить себя на множество маленьких и юрких существ, способных улизнуть и воссоединиться вновь. Налуну не хватило времени. Он был особенно уязвим в момент перевоплощения, а потому наскок Оюдо не только превратил его тело в пыль, но и разорвал душу на несколько лоскутов, разлетевшихся в разных направлениях. Оюдо почувствовал успех своей миссии, и его “программа” была стёрта раз и навсегда, а вместе с ней - и единственная нить управления. Теперь он стал стихийным бедствием, бесцельно мечущимся и время от времени нападающим на тех, кто попадается ему на глаза. Уничтожить его можно лишь физически, одолев в ближней схватке.




Персонажи (C) Scourge Miakhano
Рисунки, на которых присутствует персонаж:

Оюдо - “головная боль”.
Оюдо - “головная боль”.
Пустой слот Пустой слот Пустой слот